У 2015 році був закладений наймасштабніший проект в Україні в області лісопилення

УХЛК (Українська Холдингова лісопільна компанія) буде виробляти якісні матеріали під брендом REZULT. Даний завод буде ходити в ТОП 10 найбільших лісопильних майданчиків в Східній Європі

Далее…

Галасюк про Уряд: За транші рідну матір продадуть!

У Верховну Раду внесено законопроект №6035 про відміну мораторію на експорт лісу-кругляка. Незважаючи на українські інтереси і позитивні ефекти мораторію. Про це сьогоді заявив народний депутат України, заступник лідера РПЛ Віктор Галасюк.

Далее…

Проект Закону про внесення змін до деяких законів України щодо врегулювання окремих питань економічної політики

d173_1Народний депутат України Денисенко Анатолій Петрови зареєстрував у Верховній Раді проект Закону України «Про внесення змін до деяких законів України щодо врегулювання окремих питань економічної політики».

 

 

 

Далее…

“Домашнее задание” по переработке

167449

Игнорирование индустриальной политики — это ошибка.

Подписав соглашения о членстве в ВТО и о свободной торговле с ЕС, Украина вошла в тесное взаимодействие с развитыми экономиками мира. Это несет как возможности, так и большие риски, что требует нового взгляда на экономическую политику страны. 

Взаимодействуя с более сильными экономиками, более слабая обычно подстраивается под их нужды. Худшим следствием такого подстраивания является попадание в так называемую ловушку глобализации, когда слабая экономика, взаимодействуя со структурно более совершенными, становится их своеобразным придатком. В этой роли она поставляет сырье, рабочую силу, выполняет наименее доходные производственные операции. Для слабого субъекта глобального мира эта вероятность вдвое выше. Это обратная (отрицательная) сторона возможностей, которые несет глобализация, наряду с хорошими перспективами заимствования знаний, технологий и продуктивного капитала.

Ловушка глобализации

Структурное совершенство, а отсюда — и конкурентоспособность страны — это, прежде всего, развитая перерабатывающая промышленность, в которую входят индустрии различного технологического уровня: от производства одежды и продуктов питания до выпуска, например, авиа-, космической продукции или роботов.

Совершенная структура позволяет развитым экономикам перераспределять в свою пользу ресурсы планеты через различные механизмы современного глобального взаимодействия стран.

Украина оказалась уже тесно встроенной в эти механизмы, но с очень слабой перерабатывающей промышленностью, подорванной продолжительным процессом деиндустриализации, оттока (чаще искусственного) капитала и, что особенно тревожно, лучших трудовых ресурсов. Поэтому мы дрейфуем в ту же ловушку, которую называют ловушкой глобализации. Там нам отводится роль производителей сырья и экспортеров людей. Такая экономика не нуждается в работниках высших квалификаций, и они будут покидать Украину. Население, не имея работы, будет уменьшаться, и, наконец, такому ослабленному сообществу будет трудно контролировать столь геополитически сложную территорию, какой является Украина.

Меж тем у украинцев нет альтернативы, кроме как показать образец другой жизни. Организовать богатое и эффективное общество, комфортное для работы и проживания, на защите которого стоит надежное, современное войско. Для этого нужно устойчивый и догоняющий экономический рост в течение 15–20 лет со средними темпами не ниже 5%. Объем нашей экономики должен, по меньшей мере, удвоиться к 2025 году, а количество официальных рабочих мест увеличиться, как минимум, до 23 млн, со средней заработной палатой на уровне соседних восточноевропейских стран (850–950 долл./мес. в Словакии и Польше; 450–550 долл./мес. в Болгарии и Румынии).

Однако это не произойдет без изменения структуры материального производства Украины в пользу секторов, где создается высокая добавочная стоимость. Поэтому новый индустриальный переход или развитие перерабатывающей промышленности — ключевой вопрос экономической стратегии. Действовать надо максимально практично и стратегически одновременно. А главное — продуктивно.

Часто в экономике продуктивными и эффективными оказываются очень простые меры. Пример из нашей истории — введение пошлины на экспорт семян подсолнечника в 1999 г., способствовавшее появлению едва ли не самой мощной в мире индустрии по производству подсолнечного масла. В 2015-м Украина экспортировала подсолнечного масла и жмыха на сумму 3,8 млрд долл. США. Если бы мы экспортировали зерно подсолнечника, из которого было бы произведено это масло, то заработали бы всего около 800 млн долл. США.

Чувствуете разницу? Этот довольно простой пример показывает путь, по которому нужно идти. Имеется в виду развитие переработки местного сырья, которым так богата Украина. Сейчас сложились условия для повторения еще одной аналогичной успешной истории. Речь идет об отрасли переработки древесины, на экспорт которой с 01.01.2017 г. действует полный запрет. Эти истории не то чтобы полностью идентичны, однако во многом схожи.

50% “тени”

Потенциал развития деревообработки в Украине колоссален. Пройдемся только по некоторым цифрам. Леса покрывают 16% территории Украины, или 9,25 млн га. Официально заготовка древесины составляет около 19,5 млн м3, или 0,9% от общего объема древесины (2196 млн м3). Однако статистика не очень убедительна. Первые сомнения закрадываются при сравнении с соответствующими показателями Польши, которая подобна Украине как по площади лесов (9,43 млн га), так и по структуре и объему (2540 млн м3) древесины. Однако официально там отчитываются о заготовке 40,0 млн м3 леса в год, что более чем вдвое превышает наш показатель — 19,5 млн м3. При этом площадь лесов в Польше остается неизменной с 1996 г. В Украине же она, несмотря на вдвое меньшую заготовку с 1996 по 2015 гг., даже немного снизилась: с 9,41 до 9,25 млн га. Хотя очевидно должна была вырасти. Это несоответствие может указывать на большую долю теневой вырубки, пожалуй, процентов 50–55. Визуальное подтверждение — репортажи с высот склонов Карпат.

Однако идем дальше. Официально в 2015-м объемы экспорта древесины и продуктов ее переработки из Украины составили 1,1 млрд долл. США. До моратория из страны вывозилось до 9,2 млрд м3 сырого леса в виде кругляка, дров и т.д., или приблизительно 50% официальной заготовки.

Добавочная стоимость в 1 кубометре фанерного сырья, каковым является нижняя часть ствола березы и ольхи, при его экспорте составляет 16 долл. США, в кубометре шпона (полуфабрикат для изготовления фанеры) — это уже 29 долл. США, а в кубометре фанеры — 108 долл.

В таких цепочках переработки и разворачивается добавочная стоимость, а с ней — и вся экономика (см. схему), создающая богатство народа.

167450

Зарабатывать или занимать?

Другие страны это понимают, поэтому перерабатывают древесину у себя. Например, та же Польша кругляк не экспортирует. Она развила собственную переработку, и объемы экспорта изделий из древесины составляют 23 млрд долл. США! У нас, повторим, в 2015 г. — всего 1,1 млрд долл. США. То же самое делает Турция, а экспортируют либо страны с исключительно богатыми лесами и избытком технологической вырубки, либо совершенно неразумные.

Переработка в Украине экспортируемой древесины, то есть около 9 млн м3, в готовые изделия даст ежегодно 450–550 млн долл. США добавочной стоимости и до 100 тыс. новых рабочих мест (включая сопутствующие производства). Макроэкономический эффект будет еще более выразительным, учитывая замещение импорта, что непременно произойдет. Чтобы понять текущую ситуацию, каждый может зайти в первый попавшийся магазин стройматериалов и посмотреть на жалкое предложение национального продукта по сравнению с импортом. Итак, слишком очевидно, что мы теряем, вывозя сырье.

167452

Рассуждая так, мы подходим уже подготовленными к “горячему” вопросу зарубежной помощи Евросоюза на сумму 600 млн евро при условии отмены моратория на экспорт древесины. Европейцев критиковать не стоит. Они действуют по собственной логике и по-своему правильно. Вопрос в том, как будет действовать Украины. Тип поведения выберем в очередной раз — занимать или зарабатывать. Ответ очевиден. Собственная переработка будет приносить Украине до 550 млн долл. США ВВП в год. И это только начало. Решительно намерившись зарабатывать самим и соответственно действуя, мы быстро забудем о займах и выпрашивании, которые вообще-то не свойственны нашему народу.

Индустриальная политика

Мораторий — это важная поддержка секторам, для которых древесина является ключевым сырьем: индустрии стройматериалов, мебели, пеллет, спортивного и рабочего инвентаря или бумаги. Однако это лишь одна из мер. Конечно, должны быть продолжены базовые рыночные реформы, высвобождающие силы свободного рынка. Прежде всего это касается защищенности собственности и развития конкуренции. Между тем нынешние обстоятельства международной конкуренции, в том числе и политика соседних стран, требуют внедрения дополнительных инструментов привлечения инвестиций.

Например, исследуя причины резкого роста экспорта шпона для производства фанеры из Украины в Турцию в 2016 г., мы обнаружили следующее. В Турции действуют специальные экспортные перерабатывающие зоны, прекрасно оборудованные инфраструктурой. В этих зонах инвесторы не платят налог на добавленную стоимость и пошлину, ввозя оборудование, что снижает стоимость инвестиций. Далее, в процессе операционной деятельности они освобождаются от уплаты корпоративного налога (налог на прибыль) и от социальных отчислений.

Такие преимущества на старте и в дальнейшем с лихвой компенсируют логистические расходы на импорт сырья, в частности из Украины. Кроме того, Турция ограничивает импорт готовой фанеры ввозной пошлиной 6–10% и высокими индикативными импортными ценами. Фанерную продукцию, произведенную из украинского сырья, турки экспортируют в ЕС, РФ и к нам. Похожие специальные экономические зоны действуют и в других соседних странах, что демонстрирует понимание ими важности индустриальной политики. У нас же она фактически проигнорирована.

Но прежде всего необходим порядок в отрасли и правила игры. Этим порядком, или, употребляя терминологию ЕС, рамками правил, должно заниматься государство. Начать — или продолжить — наведение порядка после введения инструментов аукционов и моратория нужно, разработав достоверные балансы древесины, без которых невозможно эффективное управление. Такой достоверный баланс разработать абсолютно реально, если есть в распоряжении методики и навыки поиска информационных источников.

И не стоит пятиться, надо вместо этого развивать успех. Мораторий должен гарантированно продолжаться, по меньшей мере, 5 лет, но не всегда. Также нужно внедрять инструменты поощрения инвестиций, аналогичные описанным выше и действующие в других странах. В этом контексте игнорирование индустриальной политики — ошибка. Что бы ни говорили, а у наших людей — колоссальный творческий и мастеровой потенциал. Посмотрите на образцы продукции, изготовленной по индивидуальному заказу — мебели, различной домашней фурнитуры или паркета. Чтобы все это масштабировать, нужны совместные действия государства и бизнеса.

О роли последнего стоит сказать отдельно. Успех не будет развит без инвестиций, и это накладывает особую ответственность на украинский бизнес, перерабатывающий древесину. Это очень важно. Более того — является решающим. После введения моратория мяч уже на поле бизнеса. На благоприятную политику государства он должен отреагировать инвестициями в переработку, созданием новых предприятий и рабочих мест. Причем уже сейчас, не дожидаясь, когда все станет идеально. К созданию этого “всего” должен приложить силы каждый. И это будет примером действительно правильных “домашних заданий”, которые мы сами себе, без подсказок извне, должны ставить и выполнять.

 

Владимир Власюк

Зеркало недели

Графік проведення аукціонів з продажу необробленої деревини заготівлі 2 кварталу 2017 року

_mg_9304Згідно графіка аукціон з продажу необробленої деревини підприємствами Чернігівської області з поставкою у ІІ кварталі 2017 року відбудуться 1-2грудня 2016року.

Підстава: Наказ Держкомлісгоспу України від 19.02.2007 р. № 42 “Щодо вдосконалення механізмів продажу необробленої деревини

Графік проведення аукціонів з продажу необробленої деревини
з поставкою у ІІ кварталі 2017 року

пп.

ОУЛМГ

Дата проведення

1

Херсонське

13.02.2017

2

Луганське

14.02.2017

3

Харківське

15.02.2017

4

Черкаське

17.02.2017

5

Полтавське

20.02.2017

6

Кіровоградське

21.02.2017

7

Житомирське

21.02.2017

22.02.2017

8

Сумське

23.02.2017

24.02.2017

9

Чернігвецьке

23.02.2017

10

Волинське

23.02.2017

11

Вінницьке

27.02.2017

12

Чернігівське

28.02.2017

01.03.2017

13

Хмельницьке

28.02.2017

14

Тернопільське

01.03.2017

15

Рівненське

02.03.2017

03.03.2017

16

Львівське

06.03.2017

17

Івано-Франківське

07.03.2017

18

Закарпатське

09.03.2017

19

Київське

09.03.2017

10.03.2017

 

Деревообработка: глобальные процессы “съедают” рентабельность

1374376_ORIGINAL_1485174493.jpgОборот работающих в Латвии лесопилок в последние пять лет возрос, но уменьшилась их рентабельность в соотношении с оборотом, свидетельствуют расчеты экспертов DNB banka.

Анализировались годовые отчеты крупнейших лесопилок Латвии – с годовым нетто-оборотом более 10 млн евро: SIA AKZ, SIA Kurekss, SIA Vika Wood, SIA Gaujas koks, SIA BSW Latvia, SIA Lameko Impex, SIA Timberex Group, AS Pata Saldus, SIA Jēkabpils mežrūpsaimniecība, SIA Rettenmeier Industry Latvia, SIA Rettenmeier Baltic Timber).

 Эти предприятия – производители и экспортеры пиленой продукции, они либо только производят, либо закупают у других производителей и экспортируют. Почти все эти предприятия в период 2011-2015 гг. осуществили крупные инвестиционные проекты, направленные в том числе на внедрение новых продуктов.

Хотя общая рентабельность группы предприятий в процентном отношении к нетто-обороту в 2015 году упала почти на 22%, директор Латвийской федерации лесной промышленности Кристап Клаус считает, что ситуацию нужно переоценить с точки зрения абсолютных цифр. “Да, в процентном отношении рентабельность сократилась, но в абсолютных цифрах она осталась без изменений”, – говорит он. “Намного важнее размера нетто-оборота связанная с инвестициями способность в абсолютных цифрах заработать столько же, как раньше, или даже больше”, – считает Клаус.

На рентабельность лесопилок влияет не только позитивеное сальдо себестоимости и продажных цен, но и цены на реализацию побочных продуктов (коры, щепы, опилок). В последние годы из-за теплых зим упал спрос на древесину для отопления, и цены на нее уменьшились. Уход скандинавских производителей целлюлозы от Балтийского рынке тоже осложняет ситуацию, пояснил Клаус. В прошлом были времена, когда именно побочные продукты формировали основную прибыль лесопилок, а сейчас ситуация обратная. Было бы не так, если бы не крупные инвестиционные проекты, позволяющие производить новые продукты с высокой добавленной стоимостью.

Еще один аспект, влияющий на рентабельность лесопилок, – колебания валют, в основном британского фунта. Свою роль играет и слабость российского рубля, потому что в этой стране древесная продукция дешевле, чем в Балтии. “Колебания валют были всегда, и производители доказали свою способность к ним приспосабливаться”, – говорит Клаус.

Он отмечает, что крупнейшие лесопильные предприятий Латвии, сменив технологии, вышли на один уровень со скандинавами. “Рентабельность в условиях рынка не гарантирована никому, и на новые крупные инвестиции предприниматели решатся после того, как увидят отдачу. Чтобы идти, например, в направлении химической обработки древесины, нужны знания и ясные перспективы рынка “, – считает Клаус.

По мнению члена правления Kurekss Арниса Апситиса, единственный путь – стать эффективными на всех этапах, от распила кругляка до реализации побочных продуктов. “Ничего принципиально нового в нашей отрасли не придумано”, – считает он.

По словам руководителя отдела производственных предприятий DNB banka Яниса Гайбишелиса, падающая рентабельность латвийских лесопилок во многом связана с внешними факторами, например, ослаблением шведской и норвежской кроны, что дает скандинавам известные преимущества. Однако, если сравнивать крупные латвийские и скандинавские предприятия, у последних шире портфель продуктов с высокой добавленной стоимостью. “Думаю, что производство используемых в строительстве материалов из древесины – логичный следующий шаг в эволюции латвийских предприятий”, – считает он.

 

DB.LV

#безлес comeback, или Почему в правительстве не могут найти компромисс относительно моратория на экспорт леса

131946

Игорь Гужва

Гонка в вопросе отмены или сохранения моратория на экспорт леса в 2016-м завершилась в пользу Украины — мораторий сохранили.

Однако начало года подносит нам новый виток противостояния между ветвями власти,
выпуская всю мощь в воздух, вместо того, чтобы сосредоточиться на решении действительно важных проблем в этой отрасли, в частности на том, чтобы избежать международных споров, навести порядок внутри страны, высадить новые леса и т.п.

Далее…

Віктор Галасюк: “Ми бідні, бо стали сировинним донором світу”

650x362Голова Комітету Верховної ради з питань промислової політики та підприємництва Віктор Галасюк розказав БізнесЦензор про те, чому для української промисловості важливим є обмеження експорту сировини з країни.

Віктор Галасюк, що є членом фракції Радикальної партії Олега Ляшка – один з найпомітніших лобістів українських промисловців. Депутат входить в трійку найефективніших парламентарів за кількістю розроблених і прийнятих законопроектів.

Далее…

Лісові герої. Відео про одного з тих, для кого Програма ФЛЕГ працювала усі 8 років свого існування

ФЛЕГ представляє нове відео в серії про «Лісових героїв»

Герой цього 5-хвилинного ролика – Юрій Ляховий з Чернігова. Він працює в Асоціації лісозаготівельних і деревообробних підприємств Чернігівлісдеревпром і захищає інтереси лісового бізнесу. Юрій вірить, що тільки збалансоване і легальне управління лісами може забезпечити стабільність та довгострокові прибутки бізнесу. Юрій хоче, щоб Україна була процвітаючою лісовою державою і щоб його діти, онуки і правнуки отримали в спадок від нас здоровий ліс. Публікації та дослідження ФЛЕГ допомагають Юрію аналізувати лісове законодавство і шляхи його вдосконалення.

Далее…

Скасування мораторію можливе лише після запуску повноцінного ринку деревини

yednakСкасування мораторію на експорт кругляка може мати місце лише після запуску повноцінного прозорого ринку необробленої деревини в Україні, де вітчизняні підприємства зможуть у нормальний спосіб конкурувати і купувати собі сировину. Уряду потрібно створити онлайн-майданчик для торгів усією деревиною, таким чином, зробивши всі процеси прозорими та формувати ринкові ціни на сировину. В торгах повинні брати участь підприємства, які мають реальні переробні потужності. Коли такі механізми запрацюють, лише тоді буде можливість відкривати ринок для зовнішніх покупців. Організувати для них окремі аукціони із деревиною, яка не була викуплена українськими виробниками.

 

Український виробник зазнавав дискримінацію до введення мораторію

До повної дії мораторію сировина розподілялася лісгоспами в «ручному» режимі за вказівками з Києва. Були корупційні домовленості між покупцями української деревини за кордоном і чиновниками в столиці. Фактично, представники офшорних компаній залишали собі з нічого маржу, і ділилися нею з представниками влади. Це стовідсоткова корупція.

Дефіцитна деревина розподілялася у непрозорий спосіб, а на аукціони для вітчизняного виробника виставлялися залишки. Тому, фактично, до введення мораторію існувала дискримінація українського виробника. Йому доводилося купувати деревину на біржах, які брали за це окрему плату. Тобто, це була така своєрідна імітація ринку. Адже ми добре знаємо, що в Україні біржі нормально не працюють, і ціноутворення було не прозоре, створювався штучний дефіцит сировини для українського виробника. Всі ці факти не сприяли інвестиціям, введенню нових технологій, технологічного обладнання, тому в результаті вітчизняний деревообробник програвав конкуренцію на глобальних ринках.

Крім того, через хаотичний корупційний ринок українські ліси зазнавали величезних негативних екологічних наслідків. Відбувалися масові нелегальні та напівлегальні вирубки. Адже маючи дефіцит сировини та її високу ціну, українському виробнику доводилося йти на «договорняки» із працівниками лісгоспів, та, ймовірно, за корупційну вигоду брати ліс від чорних лісорубів. Мораторій же це все відсік. Він залишив деревину для вітчизняного виробництва. І тепер держлісгоспи, постачальник сировини, і український виробник можуть працювати у рівних умовах.

Підприємці не розуміють політичних ігор уряду

Проте за рік роботи мораторію ми так і не змогли побачити його повної реалізації. Рівень корупції хоч і зменшився, проте все ще вона продовжує «працювати». А Держлісагентство вправно її покриває. Крім того, уряд так і не зробив жодних спроб запустити прозорий ринок деревини, не розробив законодавчих механізмів для кращої реалізації в життя мораторію.

Все це говорить про те, що не можна зараз скасовувати заборону на експорт необробленої деревини. Ви тільки вдумайтесь, завдяки мораторію за останні півроку інвестиції в деревообробне обладнання збільшились в рази. Імпорт такого обладнання збільшився в 3,5 рази (з 14,7 млн. дол. до 50 млн. дол.). Експорт оброблених пиломатеріалів за цей час зріс на 12 %. Почалася активна модернізація підприємств. Українські виробники повірили державі, і почали робити більш поглиблену переробку. Тепер же, коли уряд вимагає скасування мораторію, всі представники бізнесу у відчаї.

Можна з впевненістю сказати, що вимагаючи в Парламенту скасувати мораторій Держлісагентство та уряд лише прикриваються тиском Єврокомісії та договором про вільну торгівлю з ЄС, бажаючи відновити корупційні схеми при експорті деревини. Незрозуміла лише позиція ЄС – адже вони, розставивши неправильно акценти, фактично потакають українським корупціонерам.

 

Народний депутат VIII скликання, секретар Комітету екополітики, позафракційний
business.ua
Залишилися питання? Дзвоніть нам за телефоном (096) 525-57-21 або відправте своє повідомлення по електронній пошті chernigivderevprom@gmail.com