“Украинские новости”

24 ноября. На саммите Украина-ЕС в Брюсселе нам дают понять, что вместо “безвиза” Украине готовы организовать “безлес”. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер рассказал об обещании Петра Порошенко снять запрет на экспорт древесины (леса-кругляка). Срок –несколько недель, иначе не видать Украине следующего транша кредита в 600 млн евро.

С тех пор еврочиновники чуть ли не каждый день напоминают о необходимости снять мораторий. Но отменить его может только Верховная Рада, а ей в этом году осталось работать неделю.

“Страна” разбиралась, зачем Евросоюзу украинский лес, кому это нужно в Украине и что будет, если парламент пойдет на отмену моратория.

Территория пеньков

…Жаркий август. Активисты из Чопа сообщают об эшелонах, груженных отменной древесиной. Вагон за вагоном они пересекают границу. На таможне говорят, по документам – дрова. “Я видела их из окна на кухне – как раз на таможенный пункт смотрят. Потом пошла на пункт. Конечно, дрова! Что я, хороший кругляк от дров не отличу?” – возмущается активистка. Этот поезд с “дровами высшей пробы” им удалось остановить. Но местные знают, такие эшелоны ходят здесь каждый день.

Вместе с активистом едем туда, где происходит незаконная вырубка. Вдоль дороги замечаю брошенный грузовик, набитый толстыми стволами деревьев. “Граб”, – определяет мой спутник. Только на трех-четырех бревнах есть маркировка, свидетельствующая о законности рубки. “Здесь и перегружали. Видимо, кто-то засек, пришлось бросить товар”, – предполагает активист.

Поднимаемся к предгорью. Засохшее болото повторяет рельеф тракторных колес: совсем недавно здесь ездили большегрузные машины. За стройными рядами 10-15-летних деревьев появляется первая залысина. Площадь размером с Майдан усыпана неаккуратными пеньками. Один из них оказывается с меня ростом. “Вот скоты. Мало того, что вырубили молодой лес, так даже за собой не убрали. Сколько лет этот пенек будет перегнивать? С таким отношением лесу очень сложно восстановиться”, – сокрушается мой проводник.
Из прохладной тени по левую руку доносится мелодичная трель. Справа, где-то вдалеке, узнаю звук бензопилы. Мы пробираемся через лесок, и выходим с другой стороны. Там – еще одна залысина. Пеньки, такие же рваные и хаотичные, успели зарасти травой.

После хаотичной вырубки от одного из закарпатских лесов остались лишь огрызки. Фото: “Страна”

Оттолкнулись от дна

Мораторий на экспорт леса действует в Украине с начала этого года. Он распространяется на все породы древесины кроме сосны. С 1 января сосна тоже будет запрещена к вывозу – если мораторий не отменят.

За неполный год запрет на экспорт, рассчитанный на десять лет, позволил украинской деревообрабатывающей промышленности оттолкнуться от дна. По данным фискалов, за девять месяцев 2016 года отрасль показала рост на 16%, мебельная промышленность выросла на 15%, бумажная – на 5%. При этом экспорт обработанных лесоматериалов вырос на 11%. Такой рост особенно впечатляет на фоне общего падения экспорта на 9%.

“Налоговые поступления в бюджет от предприятий деревообрабатывающей, бумажной и мебельной отраслей выросли на 17% в долларовом выражении. Увеличение же в три раза объемов импорта станков для обработки дерева свидетельствует о доверии и интересе инвесторов … Даже за это небольшое время действия моратория создано много новых деревообрабатывающих предприятий, в том числе с европейским капиталом, расширено существующее производство, привлечены десятки миллионов долларов иностранных инвестиций”, – ликует народный депутат Виктор Галасюк (Радикальная партия), один из лоббистов моратория в Верховной Раде.

Поводов для радости могло быть больше, если бы не эшелоны с нелегальной древесиной на украинской границе. После введения моратория кругляк стали вывозить за бугор под видом дров и санитарного леса. Так, на фоне сокращения вывоза леса-кругляка вырос экспорт по кодам дров. Ни много ни мало – на 200 тысяч тонн (падение вывоза кругляка при этом 600 тысяч тонн).

Тем временем отсрочка моратория для сосны привела к массовой вырубке этой породы.

“С того момента, как был подписан мораторий и на сосну дали отсрочку 11 месяцев, у нас рубить начали темпами в три раза превосходящими прошлый год. Сейчас в Польше строится предприятие по переработке сосны – в десяти километрах от границы”, – негодует президент Ассоциации деревообрабатывающих предприятий Дмитрий Артемчук.

Фото: “Украинские новости”

Экофактор

Эксперт в области внешней торговли Центра рыночной экономики и развития Игорь Гужва прогнозирует, что мораторий на экспорт древесины должен сократить объемы вырубки леса на 38,2%.

“Бесконтрольная вырубка лесов на западе Украины привела к уменьшению показателя лесистости с 16% в 1996 году до 11% в 2015-м. Такими темпами в недалёком будущем мы рискуем сохранить лесной потенциал Украины разве что в истории”, – рассказывает Гужва.

Насколько реалистичен такой прогноз? Объемы вырубки леса за время действия моратория и не выросли и не упали, говорят в Госагенстве лесных ресурсов, которое контролирует 70% украинских лесов. В доказательство приводят цифры: объем заготовленной древесины в 2015 году, когда мораторий еще не действовал, и в текущем 16-м, практически идентичен.

“Объем заготовленной древесины по Гослесагенству и по Украине не меняется. Это постоянные расчеты, они рассчитываются на несколько лет вперед. Количество вырубок не зависит от моратория вообще. За десять месяцев прошлого года и аналогичный период в этом году почти одинаково – 12,6 миллионов кубометров древесины заготовлено по Гослесагенству. В целом по Украине заготавливается 17-19 миллионов кубометров”, – рассказал “Стране” пресс-секретарь Госагенства лесных ресурсов Валентин Колечкин.

Фото: Facebook/Госагенство лесных ресурсов

Контрабанда и незаконные рубки

Агитируя за отмену моратория, в ЕС подчеркивают, что запрет на экспорт не предотвращает вырубку лесов, не предупреждает нелегальную лесозаготовку или контрабанду леса, ведь из-за моратория подобная незаконная деятельность, по их словам, становится еще более прибыльной. Но в Ассоциации деревообротчиков поясняют – мораторий не имеет никакого отношения к контрабанде.

“При чем здесь мораторий к тому, что нелегально вывозится древесина? Это вопрос правоохранительным органам, к таможне, службе безопасности. Почему они не реагируют на эту контрабанду? Не увольняют этих таможенников, не садят их в тюрьму. Потому что все это делается за деньги. Они экспортируют под видом дров пиловочники. Это не касается моратория, это нарушение закона, за которое люди должны садится в тюрьму”, – заявляет президент Ассоциации Артемчук.

За год существования моратория количество незаконных рубок леса количество увеличилось, признаются в Госагенстве. Но главные по лесу связывают это вовсе не с мораторием, а с проведением АТО.

“Объем незаконных рубок начал увеличиваться в 2015 году в связи с проведением антитеррористической операции на Востоке Украины. В 2015 году объем незаконных рубок составил 24,1 тыс. кубометров, за 9 месяцев 2016 – 21,3 тыс. кубометров”, – сообщили в Госагенстве лесных ресурсов.

Серый рынок древесины – одна из главным проблем отрасли, считают в Ассоциации деревообработчиков. Для решения этой проблемы одного моратория недостаточно.

“Беда наша сейчас самая большая – что серый рынок древесины составляет порядка 50-60% от общего объема древесины. Половина лесозаготовительной отрасли работает сейчас на теневом рынке. Пока будет серый рынок древесины, мы будем вводить что угодно и ничего не будет работать. Если мы хотим навести порядок в отрасли, первое, что нужно сделать – выставить всю древесину на аукционы, как это предусмотрено приказом №42, который регламентирует лесозаготовительную отрасль. Сейчас этот приказ нарушается ежедневно, каждым лесхозом, каждым лесным управлением, потому что на аукционы выставляют такие породы как дуб, бук, ясень не более чем 35% (от всего объема рубки). Все остальное – теневой рынок. Хвойный рынок выставляет не более 45-50%” – поясняет Артемчук.

Фото: пресс-служба СБУ

Зачем ЕС украинский лес

За год существования моратория вопрос его отмены поднимался многократно. Выступление главы Еврокомиссии на саммите в Брюсселе подняло его в топ. С тех пор не проходит и дня, чтобы представители европейских институций не напомнили Украине о взятом обязательстве.

Почему в ЕС настаивают на отмене моратория – очевидно. Средняя стоимость 1 кубометра древесины составляет 80-90 у.е., тогда как среднемировая цена обработанной древесины значительно выше – около 950 у.е. за условный кубометр, говорится в пояснительной записке к закону о моратории. Европейскому бизнесу выгоднее закупать украинское сырье, а не готовую продукцию, добавленная стоимость которой выше в десять раз.

По словам автора закона о моратории, внефрационного депутата Дмитрия Добродомова, до принятия закона в необработанном виде на экспорт шло 70% украинского леса.

“Есть целый ряд (европейских) компаний, заинтересованных в отмене моратория в Украине. Есть компания, которая в Румынии уже давным-давно выкатила всю древесину, осталось еще дойти до Украины. Компания, которая имеет очень много судов по Европе, они просто пустыни делали! Много польских и венгерских компаний находятся на границе с Украиной. Они открывают свои производства вблизи границы, чтобы работать на украинской древесине”, – поясняет президент Ассоциации деревообрабатывающих предприятий Дмитрий Артемчук.

“Евросоюз заинтересован в отмене моратория, потому что та же Польша и Румыния, другие страны – у них целая деревообрабатывающая отрасль живет на нашем сырье”, – добавляет Игорь Гужва.

А вот почему отмену моратория на экспорт леса поддерживают в Украине?

Фото: Politeka

Отмена моратория объединяет

Украинских лоббистов отмены моратория можно условно поделить на две группы: коррупционеры и евроугодники. Разберем каждую из них. Зачем это нужно коррупционерам?

“До моратория работала схема, когда лесхозы выставляли на аукцион меньшее количество древесины, а большая шла на экспорт. ГП “Укрлесконсалтинг” (де-юре занимается систематизацией и информационным обеспечением отрасли, мониторингом рынка леса, де-факто распределяет лесные ресурсы и контролирует торговлю) выступала посредником при экспорте и туда шли откаты. Суть схемы следующая: ГП отбирает иностранные компании, готовые работать на установленных условиях – платить отдельно за лес и отдельно за коррупционные услуги, именуемых маркетинговыми. Платежи за лес шли на счета лесхозов, а платежи за маркетинговые услуги – в оффшорные компании, которые их якобы оказывали. Стоимость этих услуг составляет от шести до двадцати и более долларов за кубометр в зависимости от породы. Формально экспортом занимались лесхозы, но без указания ГП они не могли выбирать покупателя и цену”, – поясняет нардеп Добродомов.

В Ассоциации деревообработчиков рассказывают еще одну коррупционную схему, которую обезвредил мораторий. Если в предыдущей лес закупали реальные иностранные игроки деревообрабатывающего бизнеса (при условии вознаграждения), то в этом случае весь лес сначала продавался офшорным прокладкам по заниженной цене, а после – реализовывался на европейском рынке.

“Если отменить мораторий, создаются офшорные компании за границей, и весь лес по указанию министров и прочих больших чиновников продается исключительно на эти компании. Куб дуба, образно говоря, 100 евро. На эти офшорные компании он продается по 60 евро, а на европейские рынки попадает по 120 евро. И вот эти 60 евро разницы оседают в кармане какого-то чиновника. Мораторий этого не дает сделать. Если хотят отменить мораторий, то, другими словами, они хотят воровать. Воровать хотят несколько человек, которые руководят этой отраслью”, – рассказывает президент Ассоциации Дмитрий Артемчук.

Фото: СБУ

Зачем это нужно второй группе – евроугодникам? По словам Игоря Гужвы, некоторые члены Кабинета министров отстаивают позиции Евросоюза, в то время как отечественные предприятия не имеют доступа к сырью.

“Вместо того чтобы отстаивать наши интересы, некоторые представители правительства приезжают в Брюссель и заявляют там, что это у нас несуразная Верховная Рада, они там что-то напринимали, но вы не беспокойтесь, мы все отменим. Европейцы – люди прагматичные. Если приезжает должностное лицо и делает такие заявления, они моментально берут это на карандаш. Таким образом подрывается авторитет парламента, Украина делается непоследовательным непрозрачным партнером. Евросоюз заинтересован в отмене моратория, потому что та же Польша и Румыния, другие страны – у них целая деревообрабатывающая отрасль живет на нашем сырье”, – говорит Игорь Гужва.

Замминистра экономического развития и торговли Наталья Микольская неоднократно подчеркивала, что мораторий является препятствием для получения второго и третьего транша Третьей программы макрофинансовой помощи ЕС, что суммарно составляет 1,2 млрд евро.

Ей вторит и первый замглавы МЭРТ Максим Нефедов. В ответе на депутатский запрос нардепа Галасюка он указал, что закон о моратории противоречит международным обязательствам Украины. Во-первых, Соглашению об Ассоциации с ЕС (в части ограничения экспорта и импорта). Во-вторых, положениям меморандума, на основании которого Украина получает финансовую помощь от ЕС (все потому что Украина дала слово “воздержаться от внедрения новых мероприятий, которые ограничивают или искажают торговлю в соответствии с обязательства перед Всемирной организацией торговли”). И в-третьих, мораторий противоречит, собственно, самому Соглашению о ВТО, согласно которому для сохранения природных ресурсов, которые исчерпываются, должно быть ограничено в том числе внутреннее потребление древесины. А этого принятый закон о моратории не предусмотрел.

Но главным аргументом (который, впрочем, обычно стесняются вслух называть) является получение помощи от ЕС двумя траншами по 600 миллионов евро. Бюджет Украины хронически дефицитен и потому любая помощь, которая может быть пущена на финансирование нужд государства, сейчас критически важна. И ради нее власти готовы пойти на многое. Потому что деньги нужны уже сейчас и это в глазах правительства может перевесить стратегические выгоды для страны от продления моратория.

Впрочем, эксперты считают эту логику ущербной.

“Во-первых, помощь ЕС это кредит, – говорит Игорь Гужва. – Во-вторых, кому это выгодно? Эффект от этого кредита никто бы и не заметил. Если бы так массированно не говорили о связи с мораторием, никто бы о нем и не знал. Здесь тоже интересный вопрос – кому кредит больше выгоден. Нам? Этот кредит быстро рассосется, никто и не заметит, на что его потратят. А отдавать надо и с процентами. Возможности отдавать кредит, да еще и с процентами, нет. Значит нам придется опять идти на уступки. В следующий раз они скажут – теперь отмените мораторий на землю или еще что-то. Почему это выгодно Европейскому Союзу? Многие коммерческие кредиты в ЕС, как ни странно, с отрицательной процентной ставкой. Кроме кредита тебе еще что-то положено, какая-то субсидия. Очень много кредитов с нулевой ставкой. А здесь они дают кредит другой стране 600 миллионов еще и под какой-то процент, да еще и требуют уступки. Да это вдвойне выгодно”.

Фото: insightsonindia.com

Игорь Гужва признает, что вопрос моратория на международном уровне до конца не урегулирован. Но не все потеряно.

“Любое соглашение не является догмой. В том же соглашении ВТО есть положения, которые позволяют в критических ситуациях принимать ограничения в торговле для урегулирования тех или иных вопросов, будь это экология, социально-экономическая или культурная сфера. Есть статья, под которую мы подпадаем – пункт G статья 20, общее изъятие. Она позволяет принимать меры, если состояние экологии достаточно критическое. Но там есть нюанс: такие меры принимаются одновременно с внутренним ограничением потребления продукта. Также есть пункт (а) Статья XI: 2”, – поясняет он.

Законодатели подготовили базу для сохранения моратория. 7 декабря в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №5495, который вводит ограничения на внутреннее потребление лесоматериалов, а также повышает ответственность за незаконные рубки леса и незаконный экспорт необработанной древесины. Согласно проекту, на время действия моратория внутреннее потребление древесины предлагается ограничить до 20 млн кубов на год. Правда, сейчас его уровень значительно меньший, чем предложенный лимит.

Законопроектом предлагается ввести уголовную ответственность за незаконный экспорт древесины (от трех до семи лет лишения свободы). Штрафы за незаконную вырубку леса предлагается увеличить в 2-3 раза по сравнению с нынешними.

Но более вероятен другой вариант. В среду, 14 декабря на заседании Кабинета министров будет презентован законопроект об отмене моратория.

“В среду этот вопрос будет рассматриваться на Кабмине, после чего правительство внесен законопроект в Верховную Раду. С большой долей вероятности, законопроект будет учитывать на отчете и рекомендациях Счетной палаты по ситуации с лесами, майском отчете о борьбе с нарушениями в лесной сфере организации ФЛЕГ II (программа Мирового банка по лесному хозяйству – Прим.ред.). Это будет некий компромисс с Евросоюзом: мы отменяем мораторий, а вы помогаете нам навести порядок в этой сфере. На это выделят в пределах 5-10 миллионов евро. На создание системы мониторинга, лесного кадастра, инвентаризацию лесов и созданию системы учета и контроля вырубок. Ответственный за это – первый замминистра аграрной политики Максим Мартынюк”, – сообщают источники “Страны” в правительстве.

Сам Мартынюк уже обозначил свою вовлеченность в процесс.

“Свести баланс удастся лишь сформировав комплексную Национальную лесохозяйственную политику. Это соглашение всех заинтересованных сторон, в которой будет зафиксировано общее видение функционирования этой отрасли”, – отметил он на Facebook.

Фото: NewsEra

Проголосует ли Рада

Вопрос отмены моратория чувствителен не только для экономики, но и для пиара. Опрошенные “Страной” депутаты убеждены, что отмена запрета на вывоз украинского леса в Верховной Раде не пройдет.

“Учитывая пользу моратория на экспорт кругляка для экономики, энергонезависимости и экологии страны, в инициативы о его отмене нет никаких шансов пройти профильный комитет промышленной политики и предпринимательства. Впрочем, я знаю о возможных попытках отменить мораторий через изменения в “бюджетного пакета” с нарушением регламента Верховной Рады”, – говорит нардеп от Радикальной партии Виктор Галасюк.

“Все фракции уже засвидетельствовали свою поддержку (моратория), отменить ее уже нереально. Президент, правительство должны четко фиксировать свою позицию в направлении создания рабочих мест тут и последующего экспорта. Это сверхважно для государства и для деревообработчиков. Уже инвестор почувствовал, что можно вкладывать деньги, даже у меня на округе в Сарнах на Ровенщине есть швейцарская компания, которая готова установить лесообрабатывающие цехи, перерабатывать и отправлять продукцию по всему миру”, – говорит нардеп от “Батькивщины” Сергей Евтушок.

Сохранение моратория поддержит и улица.

“Под Верховной Радой соберется несколько тысяч человек. Поверьте мне, что у деревообработчиков хватит УРАЛов, бензопил, дров, чтобы обогреть людей, прокормить, напоить и отстоять мораторий”, – обещает Артемчук.

Видео: InfoResist

Мораторий не является панацеей ни для деревообратывающей промышленности, ни для экологии. Решение этих проблем может быть только комплексное, которое будет включать контроль над незаконными рубками, борьбу с контрабандой, вывод рынка дерева из тени и т.д.

Но мораторий на экспорт является зажиганием, без которого машина украинской деревообработки не тронется. На наших глазах сугубо экономический вопрос моратория на экспорт леса превращается в политический. Так уже было с Ассоциацией. А теперь оказалось, что соглашение несовместимо с мораторием, защищающим украинские интересы. Какое бы не принимала решение власть, главное, чтобы была последовательной в отстаивании украинских национальных интересов.