Мораторий на экспорт деловой древесины: причины, последствия, альтернативы

P4290026

М.Попков, инженер лесного хозяйства

Запрет экспорта древесины, частично вступивший в силу в ноябре прошлого года, стал событием политической важности: это и причина недовольства Украиной со стороны доноров, и повод для споров между представителями различных ветвей власти, и модный лозунг различных партий, ассоциаций и NGO. Назрела необходимость без эмоций разобраться в сути вопроса и вынести его на общественное обсуждение.

Зачем нужен мораторий

Существует три основных мотива для принятия решения о запрете экспорта древесины /ЗЭД/:

• природоохранный, сводящийся к стремлению за счет запрета экспорта снизить объемы вырубки лесов;
• экономический, базирующийся на представлении о том, что, перенаправив экспортируемое древесное сырьё на местные перерабатывающие предприятия, можно дать толчок экономическому росту сектора;
• социальный, предполагающий, что за счет ЗЭД можно улучшить условия жизни населения (окружающую среду) и создать новые рабочие места.

Дополнительным мотивом является неспособность государства иными методами справиться с нелегальными заготовками, теневым оборотом древесины и сопровождающей их коррупцией.

В Украине присутствуют все перечисленные мотивы и этим она похожа на остальные страны, использовавшие и использующие этот метод регулирования. Среди них преобладают государства Африки (Камерун, Берег Слоновой Кости, Габон, Гана, Мадагаскар, Мозамбик, Нигерия), Америки (Белиз, Бразилия, Боливия, Колумбия, Коста-Рика, Эквадор, Гватемала, Гондурас, Никарагуа, Панама, Перу), Азиатско-Тихоокеанского региона (Камбоджа, Фиджи, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Новая Зеландия, Папуа – Новая Гвинея, Филиппины, Шри Ланка, Таиланд, Вьетнам).

В «традиционной» Европе запрет экспорта в настоящее время действует только в Албании, как часть закона о запрете вырубки лесов для промышленной переработки и экспорта древесины, вступившего в силу с января 2016 года. Причиной его принятия явилось катастрофическое уменьшением лесного покрова страны в том числе в связи с массовыми нелегальными рубками, справится с которыми помешала коррупция и некомпетентность правительства. По аналогичным причинам, на короткое время (до принятия соответствующих законов) мораторий на экспорт древесины вводился в Румынии и Болгарии. Использовался он и в странах, ранее входивших в СССР. Казахстан, ввел запрет экспорта в 2001 году для защиты ленточных боров Прииртышья и отказался от этой меры в 2013 году. В Беларуси запрет экспорта формально вступил в силу в этом году, но с оговорками, позволяющими предприятиям Минлесхоза и Управления делами Президента беспрепятственно экспортировать всю древесину, не имеющую сбыта в стране. В Молдове решение о временном ЗЭД опубликовано 31 мая 2016 года и вступит в силу с 1 декабря 2016 г.

В ВР Украины идеи запретов и ограничений экспорта возникают регулярно, что вызвано объективными причинами. За годы независимости, страна превратилась из нетто-импортера древесины в крупнейшего в Европе экспортера круглого леса. В последние годы она вывозит около 5 млн.кбм древесины в круглом виде и 2 млн.кбм пиломатериалов, в основном низкого качества (рис.1,2)

_1_10-500x372

Рис. 1. Заготовка ликвидной древесины и баланс торговли древесиной в круглом виде на внешних рынках для стран Европы (ФАО, данные 2014 года)

_2_15-500x375

Рис. 2. Производство пиломатериалов и баланс торговли ими на внешних рынках для стран Европы (ФАО, данные 2014 года)

К числу основных причин, вызвавших столь значительные изменений в торговой политике страны следует отнести:

• распад лесопромышленного комплекса, вызванный потерей союзных рынков сбыта, подорожанием энергоносителей и транспорта;
• резкое снижение платежеспособного спроса на древесину и изделия из неё внутри страны;
• снятие всех ограничений на экспорт древесины.

В условиях, сложившихся в середине-конце 90-х годов экспорт древесины в круглом виде был вынужденной мерой, направленной на обеспечение выживания лесного хозяйства в условиях кризиса. Объем экспорта древесины в круглом виде достиг своего максимума в 2004-2005 году и в 2006 году начал снижаться. Однако, эта тенденция не получила развития. В 2007 году государственное лесное хозяйство вступило в «финансово-сырьевую фазу» своего развития, продолжающуюся до настоящего времени. Её характерные особенности:

• ориентация на достижения финансового результата
• «ручное» управление экспортом древесины и внедрение аукционных торгов на внутреннем рынке, совмещенных с продажами по прямым договорам избранным фирмам
• прагматичный подход к рубкам, заключающийся в систематическом оставлении на корню не пользующейся спросом древесины, отведенной в главное пользование, и заготовку ликвидных сортиментов посредством проведения не плановых сплошных и выборочных санитарных рубок
• политический подход к назначению лесных руководителей, подавляющее большинство которых не имело лесного образования и необходимого опыта работы.

Сопротивление сектора и кризис 2008-2009 годов тормозили переход к финансово-сырьевой модели ведения лесного хозяйства, которая окончательно была сформирована в 2011 году, одновременно с созданием Государственного агентства лесных ресурсов и передачей функций формирования лесной политики Минагрополитики.

Фирменным признаком «финансово сырьевой модели» ведения хозяйства в государственных лесах Украины стала схематичная, централизованная коррупция, управляемая руководством Гослесагентства, которая до сих пор не получила своей оценки. Негласно лоббируя экспорт, Гослесагентсво поддерживало дефицит древесины на внутреннем рынке, что привело к многочисленным конфликтам и сказалось на выпуске продукции деревообработки (рис.3).

_1_9-500x359

Рис. 3. Динамика производства основных видов продукции деревообработки (Госстат Украины)

В период с 2007 по 2010 год Гослесагентством были предприняты инициативы, внешне направленные на наведение порядка в торговле древесиной, но по сути закрепляющие влияние руководства на рынок, который был окончательно превращен в «рынок продавца».

1. Все большие объемы заготовленной древесины стали классифицировать как дрова (топливные или технологические). В эту категорию, попадают бревна разного качества в том, числе используемые для производства плит и пиломатериалов. Подобный подход с одной стороны позволяет минимизировать плату за специальное пользование и увеличивать объем древесины, который лесхозы могли реализовать самостоятельно, а с другой создает условия для пересортицы. Его реализация нашла своё отражение даже в международной статистике (рис. 4)

_4_3-500x365

Рис.4.Выход деловой древесины (%) в некоторых странах Европы (ФАО, 2014)

2. Приказом Госкомлесхоза № 42 от 19.02.2007 были введены в действие Правила торговли необработанной древесиной, закрепляющие биржевые, аукционные, фьючерсные торги, как основной способ торговли древесиной. По многочисленным свидетельствам деревообработчиков, торги построены по принципу лотереи, выгодны только перекупщикам и не дают потребителям никаких гарантий стабильности поставок сырья.

3. С 2009 года Гослесагентством внедряется электронный учет древесины (ЭУД), который позиционируется, как панацея против воровства древесины и коррупции. Информация о стоимости и экономической эффективности учета никогда не обнародовалась. Есть все основания считать, что как минимум в первые 3-4 года, ЭУД внедрялся как коррупционная схема. ЭУД безусловно повысил качество учета древесины, но не принес никаких видимых результатов в части противодействия нелегальным рубкам и коррупции.

После событий февраля – марта 2014 года в областях Украины прошли массовые митинги лесоводов, участники которых требовали изменения положения дел в отрасли. Ожидались коренные изменения на рынке древесины, которые прежде всего связывали с ликвидацией коррупционных схем экспортной торговли и вводом в действие новых правил торговли древесиной. Однако, этого не произошло. Вслед за коротким периодом (март–июнь), когда предприятия самостоятельно перезаключали экспортные договора и увеличивали экспортные цены, последовал возврат к ручному регулированию экспортом, с той лишь разницей, что функции управления, постепенно стали передаваться советникам Председателя Гослесагентства.

Все предприятия–экспортеры получили никем не подписанные, нигде не зарегистрированные, но обязательные к исполнению указания следующего содержания:
• «…контракты на экспорт и прямые договора подписывать исключительно с компаниями согласованного списка в рамках ценовых параметров из таблицы…»
• «…пописывать новые договора с компаниями вне списка или с компаниями из согласованного списка, но вне согласованных цен запрещено…»
• «…ежемесячные планы подлежат согласованию не позднее 20 числа месяца, предшествующего плановому»
• «…ответственный за исполнение начальник управления…»

Как следствие, никаких изменений к лучшему не произошло: объемы рубок возросли (рис.5), экспорт древесины в круглом виде увеличился (6), правила торговли не были разработаны, дефицит сырья на внутреннем рынке вырос.

_5_1-500x384

Рис.5 Динамика заготовки древесины в Украине (Госкомстат)

_6_0-500x354

Рис.6.Динамика экспорта необработанной древесины (Фискальная служба)

Устав ждать перемен к лучшему и утратив доверие к Правительству, группа депутатов при поддержке ассоциации деревообрабатывающих предприятий подготовило закон о 10-летнем моратории на экспорт древесины, который по отношению ко всем породам, кроме сосны вступил в действие в ноябре 2015 года. Запрет на экспорт соснового кругляка должен вступить в силу с 1.01.2017 года.

Обобщая сказанное, можно заключить ЗЭД – адекватная реакция Парламента на неспособность или не желание Правительства навести элементарный порядок в государственном лесном хозяйстве.

Последствия ЗЭД

Последствия ЗЭД изучались на примере многих стран. Они сводятся к следующему:

1) ЗЭД экспорт уменьшает стоимость древесины и растущего леса

a) Уменьшение потенциальных покупателей обычно уменьшает цену при покупке древесины, которая ранее экспортировалась.
b) Одновременно снижается цена древесины, традиционно продаваемой на внутреннем рынке.
c) Доходы собственника и пользователя леса (в случае Украины – государства, государственных и коммунальных предприятий) снижаются.

2) ЗЭД отрицательно сказывается на ведении лесного хозяйства

a) Снижения цены древесины ведет к уменьшению доходов постоянных пользователей, основная часть которых используется на ведение лесного хозяйства.
b) Увеличивается доля лесов, вырубка которых экономически не целесообразна, так как стоимость заготовки и доставки древесины становится выше её рыночной цены.
c) В лесном фонде растут площади древостоев низкого качества.
d) Увеличиваются объемы неиспользуемых отходов.
e) Уменьшаются объемы ухода за лесом и инвестиций в охрану, защиту и создание лесов.
f) Снижаются капиталовложения в строительство и поддержание лесной инфраструктуры.

3) ЗЄД ведет к опережающему развитию примитивной деревообработки

a) Отсутствие конкуренции со стороны экспортеров и падение цен на древесину, создает иллюзию выгодности и ведет к увеличению капиталовложений в оборудование для лесопиления.
b) Резко возрастает спрос на пиловочник при отсутствии спроса на низкокачественную древесину и отходы.
c) Давление на леса не уменьшается, а увеличивается что приводит к перерубам и иным нарушением законодательства.
d) Растет потенциал нелегальных рубок, теневого оборота и коррупции.
e) Деградация лесов и нехватка сырья ведут к банкротству лесопильных предприятий.
В краткосрочной перспективе от ЗЭД выигрывает деревообрабатывающая промышленность, в долгосрочной перспективе НИКТО.

В период обсуждения законопроекта, неоднократно указывалось на то, что он не решает базовые проблемы лесного сектора, главные из которых:

• коррумпированность власти, проявляющаяся в лоббировании интересов части импортеров и посредников, представителями государства;
• отсутствие адекватного правового регулирования и организации торговли, гарантирующих обеспечения сырьем деревообрабатывающих предприятий резидентов -Украины и инвесторов;
• низкая конкурентоспособность значительной части мелких деревообрабатывающих производств и предпринимателей.

Ожидания от принятия закона о моратории на экспорт деловой древесины в Украине наиболее полно выразил один из его авторов, Народный депутат Украины Виктор Галасюк: «Цей закон — це десятки тисяч нових робочих місць у деревообробній галузі української промисловості. Це понад мільярд доларів додаткових експортних надходжень до України, які дозволять забезпечити стабільність гривні, знизити ціни. Це сотні мільйонів гривень додаткових надходжень до держбюджету».

Прошедший период позволяет предварительно оценить сделанные прогнозы.

Производство. Значимое увеличение объема производства (сравнение показателей 1 квартала 2015 и 2016 года) произошло только по продукции лесопиления, объем которой увеличился на 22%. Производство фанеры, ДСП и столярных изделий снизилось на 4-8%. Резко выросло теневое лесопиление, о чем свидетельствует значительное превышения экспорта пиломатериалов над официальными объемами их производства.

Оценивая воздействие ЗЭД на лесопиление следует учитывать три составляющих этого процесса:

1. увеличение объема производства легально работающих предприятий (+ 103 тыс.кбм из которых более 40% произвели цеха государственных лесных предприятий)
2. строительство современных лесопильных заводов в Костополе, Коростене, на Волыни и в Одессе;
3. увеличение теневого, «дворового» («фермерского») лесопиления

Как безусловный плюс следует отметить начало ряда крупных инвестиционных проектов по созданию лесопильных предприятий, которые после запуска производства полностью обеспечат переработку хвойного пиловочника внутри страны. Однако, в настоящее время, в сегменте лесопиления доминирует третья составляющая (рис.7).

_7_2-500x347

Рис. 7. Динамика украинского производства и экспорта пиломатериалов (Госстат, 2005-2015)

Украина является единственной страной в Европе, в которой внутренне потребление пиломатериалов отрицательное. При нулевом импорте она экспортирует много больше пиломатериалов, чем производит. В 2015 было экспортировано 2.8 млн.кбм пиломатериалов, что на 1.2 млн.кбм больше, чем данные Госстата по объему их производства. Очевидно, что внутреннее потребление не может быть отрицательным или нулевым, а это значит, что доля теневого производства значительно выше. График отчетливо свидетельствует о том, что так было не всегда: Правительство много лет упорно «заталкивало» в тень мелкий лесной бизнес и добилось впечатляющих результатов. Под влиянием ЗЭД рост теневого лесопиления будет быстро расти. Об этом свидетельствует отчетность за 1 квартал 2016, в течении которого было произведено 407 тыс.куб пиломатериалов, а экспортировано 729,9 тыс.кбм. Если подобная тенденция сохраниться, то превышение объема экспорта, над объемом производства пиломатериалов к концу 2016 года достигнет 1.3-1.5 млн.кбм.

Нелегальные рубки. Кустарное лесопиление, осуществляемое силами предпринимателей – физических лиц в подавляющем большинстве случаев неконкурентоспособно. Его владельцы не в состоянии приобретать сырье на аукционах по конкурентной цене и вынуждены использовать иные пути обеспечения своих потребностей в древесине, в том числе незаконные. Именно они являются основными потребителями ворованного леса, спрос на который в 2015 году резко вырос. Это вызвало более чем двукратное увеличение объема нелегальных рубок, объем которых достиг 24 тыс. кбм и продолжает расти. В первом квартале 2016 года ситуация с нелегальными рубками ещё более ухудшилась. По оперативной информации их объем составил 11 тыс.кбм, что больше чем было зафиксировано за весь 2014 год. Следует констатировать, что правоохранительная система в настоящее время не в состоянии эффективно противодействовать нелегальным заготовкам. Об этом, красноречиво свидетельствуют цифры компенсации правонарушителями ущерба нанесенного лесу: в 2014 из 31,2 млн. грн ущерба возмещено 9,1%; в 2015 из 84,7 млн.грн ущерба 5.4%, в первом квартале 2016 года из 36 млн.грн ущерба возмещено 3.9%.

Экспорт древесины. В 2015 году экспорт деловой древесины в круглом виде по сравнению с 2014 годом снизился на 508 тыс. кбм, в том числе на 302 тыс. кбм ещё до вступления моратория в силу. Стоимостный объем совокупного экспорта снизился на 155 млн. USD. Более половины стоимостного объема было недополучено за счет экспорта бревен (-81,5 млн. USD ), фанеры (-22,1 млн. USD), ДВП ( -20,8 млн. USD) и ДСП (- 13.7 млн. USD) . Вырос стоимостный объем экспорта пиломатериалов (+1,6%), шпона (5,2%), тары (12,3%) и бочарной клепки (55,6%).

В первом квартале 2016 года наметилась тенденция увеличения экспорта. Его совокупный объем достиг 266,2 млн. USD, что на 11.5 млн. USD больше, чем в январе-марте предшествующего года, но на 28,2 млн. USD меньше, чем в первом квартале 2014 года.
Наблюдаемые изменения в основном прямо связаны с ЗЭД. Уменьшение экспорта бревен (4403) привело к потере 19,7 млн. USD, что было

компенсировано увеличением экспорта дров топливных (6.1 млн.USD) – в основном экспортированных в круглом виде бревен, древесного угля (2.5 млн.USD) и пиломатериалов (11.5 млн.USD). Следует отметить, что экспорт пиловочника сосны в 2016 году после традиционного падения в январе месяце стал быстро расти. За последние три месяца его объем приблизительно на 40% выше уровня аналогичного периода 2015 года (оперативная информация).

Вызывает тревогу постоянное падение цены экспортируемого круглого леса (рис.8).

_8_1-500x369

Рис.8. Динамика поквартальных средних цен на дрова топливные (44011) и бревна хвойные (44032) экспортируемые с территории Украины в 2014 -2016 годах (Госстат Украины)

К примеру, средняя экспортная цена на бревна хвойные уменьшилась более, чем на 25 USD: с 76 USD/кбм во 2-ом квартале 2014 года до 50 USD/кбм в 1-ом квартале 2016 года. Почти на 20 USD уменьшилась и средняя цена дров, экспортируемых в круглом и колотом виде. Подобные перепады не могут быть объяснены изменением ситуации на внешних рынках где падение цен не превышало 3-7 USD/кбм. Украинский круглый лес экспортируется по крайне низким ценам, что может объясняться либо непрофессиональной работой маркетинговых служб в системе Гослесагентства, предприятия которого экспортируют 80% деловой древесины, либо умышленным занижением цен с целью извлечения коррупционной выгоды. Неадекватное уменьшение экспортных цен (1), организация внешней торговли через посредников (2) и согласованные действия продавцов (3), – основные признаки коррумпированности системы торговли древесиной государственными предприятиями, которые имеют место до настоящего времени.

Экономические показатели работы государственных лесных предприятий. Мораторий на экспорт не снизил общего объема реализации древесины. Более того, он увеличился, прежде всего в областях, заготавливающих большие объемы сосновой древесины. Вопреки ожиданиям и здравому смыслу, предусмотренный законом год отсрочки на запрет экспорта сосны, государственные лесные предприятия используют не для стимулирования роста внутреннего производства и укрепления связей с высокотехнологичными лесопильными предприятиями – резидентами Украины, а для того, чтобы максимально увеличить объемы экспорта.

При общем увеличении объема реализации древесины ориентировочно на 72,4 тыс. кбм, стоимостной объем реализации в сопоставимых ценах уменьшился на 292 млн.грн. Из 17 ресурсных областей только 6 значимо снизили реализацию древесины на экспорт: четыре области карпатского региона, традиционно экспортировавшие большие объемы елового и пихтового пиловочника, а также Хмельницкая и Винницкая области, ранее экспортировавшие заметные объемы пиловочника лиственных пород.

По закономерностям изменений обезличенных цен реализованного кубометра древесины, можно выявить лишь самые общие тенденции (рис.9).

_9_0-500x367

Рис.9. Индекс средних цен реализации обезличенной древесины предприятиями ресурсных областей Гослесагентства (сравнение цен за 1 квартал 2015 и 2016 года)

За год, прошедший с апреля 2015 по апрель 2016, цены на древесину в наибольшей степени выросли в областях с большой долей реализации древесины дуба, на цене которой ЗЭД не отразился. Они значительно выше уровня индекса цен производителей за 2015 год – равного 125,5 и приведенного на графике красной линией. В тоже время худшие показатели наблюдаются в трех карпатских областях, что вполне может быть вызвано падением цен или изменением структуры спроса, вызванными запретом экспорта.

Анализ данных 1 квартала, свидетельствует о негативном влиянии моратория на экономику лесного хозяйства тех, областей, которые стали испытывать проблемы со сбытом древесины. Если проблемы со сбытом будут нарастать, то это существенно скажется не только на финансовых возможностях предприятий, но и на величине налогов и количестве рабочих мест.

Развитие лесопиления на государственных лесных предприятиях. ЗЭД вынудил многих руководителей предприятий и ОУЛГ системы Гослесагентства пересмотреть отношение к развитию деревообработки, которая позволяет смягчить последствия ограничений на экспорт делового круглого леса. Часть прибыли от лесохозяйственной деятельности они стали инвестировать в приобретение лесопильного и сушильного оборудования и оборудование цехов деревообработки, продукция которых экспортируется без ограничений. Это сказалось на объемах древесины, перерабатываемой лесными предприятиями. По сравнению с 2014 годом объем переработки древесины цехами государственных лесных предприятий вырос на 150 тыс. кбм, что связано с вводом в действие новых цехов или нового оборудования. Процесс их строительства продолжается, что в будущем может вызвать проблемы, связанные с обвинениями госпредприятий в нарушении принципа честной конкуренции.

Внутренний рынок древесины.С молчаливого согласия Гослесагентсва, подавляющее большинство лесхозов по-прежнему выставляет на аукционы менее половины заготавливаемой продукции. В качестве покупателей древесины выступают в основном мелкие лесопильные предприятия и предприниматели, ориентированные на экспорт своей продукции. В основном это владельцы мелких и кустарных производства на долю которых приходится около 85% от общей численности экспортеров пиломатериалов. Они доминируют на аукционах и диктуют свои правила игры. В результате торги теряют исходный смысл и превращаются в хаотичную распределительную систему, где стремятся хотя бы частично удовлетворить потребности всех участников торгов. В результате:

• крупные потребители древесины не получают требуемых объемов сырья и не используют своего потенциала для роста и развития;
• государственные предприятия, не получают реальной цены за продаваемую древесину;
• значительные объемы древесины «выигрывают» мелкие потребители, которые в последующем её не выкупают и перекупщики, которые тут же стремятся её перепродать по более высокой цене.

ЗЭД обострил ситуацию на аукционах: в них стало принимать участие значительно больше покупателей, что при постоянстве объема выставляемой на торги древесины привело к обострению конкуренции.

Рубки и состояние лесов. Вопреки ожиданиям авторов закона о моратории на экспорт деловой древесины в круглом виде, объемы рубок по стране заметно увеличились, достигнув в 2015 году рекордного показателя – 21.9 млн.кбм. При этом недорубы лесосеки главного пользования составили 630 тыс. кбм.

Причины недорубов различны, но основной из них является экономическая недоступность леса, связанная либо с его низкой стоимостью, не окупающей затраты на заготовку, либо с большими затратами на строительство подъездных путей. Это крайне отрицательное явление с большой долей вероятности усилиться в связи с ЗЭД и прогнозируемым снижением цен на сортименты, не пользующиеся спросом. Тенденция такого рода уже наблюдается в ельниках и в 2016 году начнет распространяться на другие породы.

В последние два года заметно выросли объемы санитарных рубок. С ними справедливо связываются систематические нарушения базовых принципов лесного хозяйства, однако нельзя недооценивать их ресурсного значения.

_10_0-500x376

Рис.10. Динамика заготовки ликвидной древесины при проведении сплошных (ССР) и выборочных (ВСР) санитарных рубок (данные по предприятиям Гослесагентства)

ССР, ранее назначавшиеся исключительно в связи с неожиданной гибелью насаждений (пожары, ветроломы), стали неотъемлемым компонентам украинского лесного хозяйства. В настоящее время они назначаются в основном в хвойных насаждениях, которые считаются достигшими критически низкой полноты. Причем, если в начале анализируемого периода выход ликвидной древесины при ССР составлял 140-160 кбм на гектар, то в последние пять лет он варьирует от 201 до 212 кбм/га, что свидетельствует о том, что в сплошную рубку стали назначаться древостои со заметно большей полнотой. ВСР в основном назначаются в ценных твердолиственных насаждениях. Объем заготовки ликвидной древесины при их проведении с 1998 по 2015 год увеличился на 1 млн. кбм. При этом общая площадь ВСР практически не изменилась: увеличение заготовки ликвидной древесины достигнуто за счет почти двух кратного увеличения выборки с гектара. Средний выход деловой древесины остается относительно постоянным: для ССР он колеблется от 40 до 46% (в 2015 году равен 42%), для ВСР – от 19 до 38% (в 2015 году -19%). Суммарно при проведении ССР и ВСР в 2015 году заготовлено больше ликвидной древесины, чем при главном пользовании.

Запрет или существенное ограничение санитарных рубок в совокупности ЗЭД неизбежно спровоцируют повсеместное ухудшение состояния лесов Украины.

Увеличение занятости. ЗЭД не вызвал значимого увеличение занятости (+700 человек работников цехов деревообработки на предприятиях Гослесагентства). Если оно и произошло, то в основном в теневом секторе, который не представляет статистической отчетности и традиционно минимизирует налогообложение. В ближайшей перспективе, можно ожидать создание 1000-1500 рабочих мест за счет ввода лесопильных заводов и дальнейший рост числа работников, занятых деревообработкой на государственных лесных предприятиях.

Обобщая приведенные материалы, следует констатировать: за прошедший период ЗЭД дал толчок к инвестициям в лесопиление, но в осталном не привел к значимым положительным результатам. Запрет проявил негативные тенденции, которые могут создать проблемы в ближайшем будущем. Основные из них: увеличение давления на леса и ухудшение их состояния (1); рост избирательного спроса на древесину (2), развитие теневого, не конкурентного лесопиления (3); ухудшение финансово-экономического обеспечения государственного лесного хозяйства (4).

Альтернативные решения

В сложившейся ситуации основным мотивом отмены моратория на экспорт древесины в круглом виде является требование Европейского Союза, который прямо связывает отмену запрета экспорта с предоставлением Украине второго и третьего транша макроэкономической помощи, по величине равных стоимостному объему годового экспорта лесного сектора – 1,2 млрд.USD. В условиях фактического отсутствия действующей коалиции, вероятность принятия подобного решения Парламентом прямо зависит от аргументов в пользу отмены моратория и предлагаемых альтернативных мер, обеспечивающих развитие деревообрабатывающей промышленности внутри страны.

В качестве мер, направленных на поддержку опережающего развития предприятий, осуществляющих глубокую переработку древесины, можно рекомендовать решения использованные в странах ЕС, быстро достигших успеха в развитии лесопромышленного комплекса не используя  запретительные меры (Польша, Латвия, Литва и т.д) :

• обеспечение доступа к дешевым кредитам;
• снижение налогообложения на целевые капиталовложения;
• снятие ввозных пошлин и акцизов на оборудование и материалы, необходимые для глубокой переработки древесины и не имеющее отечественных аналогов;
• постоянный анализ рынков древесины и формирование торговой сети;
• удешевление себестоимости определенных категорий древесного сырья за счет снижения или полной отмены рентной платы;
• выполнение государством законодательных норм, связанных с обязательствами по поддержке развития производства на территории страны.

Подобные меры полностью отвечают стратегии, закрепленной в Хозяйственном кодексе Украины, согласно которому государственная поддержка предпринимательства должна стимулировать модернизацию технологий, инновационную деятельность, освоение предпринимателями новых видов продукции и услуг, а также предусматривать возможность оказания им иных видов помощи (ст.48).

Важнейшим условием для достижения прогресса в развитие лесного сектора является минимизация влияния на лесное хозяйство представителей власти, лоббирующих интересы экспортеров. Для достижения этой цели, помимо вмешательства правоохранительных органов целесообразно:

• обеспечить открытость информации об экспорте древесины государственными предприятиями, включая данные о торговых партнерах, фирмах – получателях древесины и ценах в динамике;
• контролировать ценовую политику предприятий Гослесагентства, добиваясь максимизации цен на экспортируемую продукцию;
• запретить заключение контрактов с фирмами и поставщиками (на 1-3 года), уличенными в участии в коррупционных схемах;
• запретить заключение договоров поставок древесины и изделий из неё конечному потребителю, через посреднические фирмы.

Важным условием является обеспечение реального равенства покупателей древесины. При равных конечных ценах древесины, действующая система налогообложения, автоматически ставит импортеров в более выгодные условия чем покупателей – резидентов Украины, так как, торгуя с ними продавцы, освобождаются от уплаты НДС. Это прямо противоречит торговой стратегии государства, зафиксированной в Хозяйственном кодексе Украины, согласно которому:

• защита национального производителя является общим принципом регулирования хозяйственной деятельности;
• внешнеэкономическая политика, должна быть направлена на регуляцию государством отношений субъектов хозяйствования с иностранными субъектами хозяйствования и защиту национального рынка и отечественного товаропроизводителя.

Для того чтобы исправить ситуацию, необходимо либо полностью отказаться от уплаты НДС при реализации древесины в круглом виде (1), либо заменить НДС налогом с дохода от реализации древесины, взимаемым с продавца (2), либо ввести таможенную пошлину на экспортируемую древесину(3). По целому ряду причин, предпочтительнее второй вариант, реализацию которого целесообразно совместить с системным пересмотром Налогового кодекса. При этом разумно, по примеру Турции и Польше направить отчисления в размере 7-14% от дохода в фонд развития лесного хозяйства и использовать на цели выравнивания условий работы предприятий, имеющих разные ресурсные возможности, создание лесной инфраструктуры, посадку новых лесов, реализацию инновационных проектов в сфере охраны и защиты лесов, лесовосстановления, защиты биоразнообразия.

За годы независимости в лесном секторе сформировался многочисленная прослойка частных предпринимателей, занимающихся лесопилением. Многие Предприниматели этой категории:

• не регистрируют свой деревообрабатывающий бизнес и не отчитывается о своей деятельности;
• производят пиломатериалы низкого качества, с целью их последующего экспорта;
• не создают официальные рабочие места;
• минимизируют налогообложение, при необходимости оформляя разрешение на предпринимательство на членов семьи и иных родственников;
• приобретают ворованный лес и организуют нелегальные рубки;
• участвует в коррупционных схемах торговли древесиной, основанных на пересортице;
• срывают аукционы, не в состоянии конкурировать со специализированными, деревообрабатывающими предприятиями;
• скрывают информацию о своей деятельности и ресурсных потребностях.

Данная категория предпринимателей никогда не сможет стать конкурентоспособной. Она существует и множится исключительно за счет скрытых дотаций со стороны лесного хозяйства, а также возможности беспрепятственно экспортировать продукцию первичной переработки.

В настоящее время идут процессы ассоциирования, политизации и криминализации данной категории пользователей, которая благодаря своей многочисленности «продавливает» решения, направленные на защиту собственных интересов, сводящихся к обеспечению беспрепятственного, первоочередного доступа к местному сырью по минимальным ценам. «Теневое лесопиление» не сможет обеспечить формирование конкурентоспособного лесного сектора, более того будет всячески мешать этому процессу. В связи с полным отсутствием альтернативных форм занятости в сельской местности и возможности их быстро создать, с наличием «пилорамщиков» какое-то время придется мириться. Однако уже сейчас целесообразно принять меры, ограничивающие их деятельность. Наиболее очевидные из них:

• лицензирование лесозаготовительного и деревообрабатывающего бизнеса;
• запрет экспорта древесины и изделий из неё для физических лиц и иных субъектов предпринимательской деятельности, не являющихся постоянными пользователями леса и не имеющих соответствующих лицензий. Как вариант, возможен запрет экспорта субъектам, пользующимся упрощенной системой налогообложения;
• принятие правил торговли древесиной, обеспечивающих первоочередное удовлетворение потребностей в сырье высокотехнологичных деревообрабатывающих производств, работающих прозрачно.

Большие возможности для лесного сектора кроются в оптимизации лесопользования. Данные инвентаризации лесов, свидетельствуют о систематическом занижении прироста лесов Украины и низкой долей его использования. Низкая интенсивность лесопользования определяется устаревшей лесной политикой страны, а точнее её отсутствием. Лесное хозяйство Украины до сих пор реализуется на основе советской модели лесопользования, базирующуюся на запрете проведения рубок главного пользования в лесах, имеющих преимущественно природоохранное, защитное или рекреационное значение. В полноценный, плановый хозяйственный оборот вовлечено немногим более половины лесов страны. Это самый низкий показатель в Европе, где большинство стран использует в целях получения древесины 80-90% от общей площади и запасов лесов.

Украина имеет возможности значительно увеличить объемы заготовки за счет вовлечения в хозяйственный оборот части лесов рекреационного и защитного значения. При этом будет заготавливаться в основном низкокачественная древесина, спрос на которую внутри страны на данный момент ограничен, а цены значительно ниже, чем в странах ЕС. Тем не менее пересмотр политики лесопользования необходим, так как сохраняя на корню большие объемы низкокачественной древесины, страна уменьшает свой ресурсный потенциал, за счет не эффективного использования лесных земель, по своему потенциалу пригодных для выращивания продуктивных, многоцелевых насаждений.

Существуют и иные возможности увеличения ресурсного потенциала страны, использование которых блокируется действующими законами и нормативами. К их числу относится агролесоводство (одновременное использование сельскохозяйственных земель для аграрных целей и выращивания древесины) /1/ плантационное лесоразведение на неиспользуемых землях сельскохозяйственного значения /2/, а также использование методов ведения лесного хозяйства, ориентированных на выращивание сортиментов, востребованных рынком /3/.

Для значимого улучшения ситуации в сфере использования лесов абсолютно необходимо формирование новой лесной политики Украины и комплексный пересмотр лесного законодательства. Точечные изменения, подобные пересмотру Санитарных правил Украины не могут принести значительного и долгосрочного положительного эффекта.

До последнего времени в стране не было органа государственной власти, отслеживающего и координирующего развитие деревообрабатывающего сегмента лесного сектора. Как результат наблюдается многолетняя стагнация развития направлений, связанных с глубокой переработкой древесины и бурное развитие мелкого теневого лесопиления.

Ситуация должна быть исправлена в кратчайшие сроки. Начинать этот процесс надо с подготовки и анализа базовых показателей, характеризующих:

• объем и породно-сортиментную структуру древесных ресурсов, а также динамику их заготовки;
• емкость внутреннего рынка древесины в разрезе областей и регионов;
• фактические результаты торговли древесиной.

Очевидно, что ресурсы древесины в стране ограничены и это следует учитывать, разрабатывая стратегию развития лесопромышленного комплекса страны. При выборе приоритетных направлений развития, хорошими ориентирами являются показатели спроса на древесину в разрезе пород, сортиментов и размерно- качественных параметров, а также данные торгового баланса страны, показывающие возможности, связанные с замещением импорта товарами национального производства.

Самой главной опасностью запрета экспорта древесины, является прогнозируемое нарушение баланса в спросе на пиловочник и низкокачественную, маломерную древесину (балансы, технологическое сырье, дрова топливные). Невозможно, увеличивать заготовку востребованного внутренним рынком пиловочника, одновременно не увеличивая заготовку низкокачественной древесины, реализация которой на внутреннем рынке невозможна, либо убыточна для государственных лесохозяйственных предприятий. Решение возникающих в этой связи проблем следует искать в использовании возможностей экспорта (1), стимулировании создания в стране современных предприятий, перерабатывающих не востребованную древесину (2), сдерживании роста числа неконкурентоспособных производств, ориентированных на лесопиление (3), развитие внутреннего потребления изделий из древесины (4).

В условиях ЗЭД развитие деревообработки государственными лесными предприятиями является разумным решением, направленным на диверсификацию деятельности лесных предприятий и обеспечение их финансовой стабильности. Однако оно вызывает ряд возражений, так как:

• является инвестированием прибыли лесного хозяйства в не целевой вид деятельности;
• противоречат положениям действующей Концепции развития и реформирования лесного хозяйства;
• искажает мотивы лесохозяйственной деятельности, которая становится зависимой от снабжения сырьем деревообрабатывающих мощностей в составе лесхозов;
• нарушает нормы равного доступа к сырью и справедливой конкуренции на рынке древесины.

Существует широкий спектр решения проблемы, связанный с отказом от «переносного ценообразования» за счет перевода цехов на полный хозяйственный расчет и прозрачного приобретения ими сырья по общим для всех правилам и конкурентным ценам.

В любом случае государственная власть должна в явной форме сформулировать свою позицию по поводу развития лесопиления в лесных предприятиях и взять на себя ответственность за принятое решение.

Необходимо разобраться в причинах несостоятельности Гослесагентства в вопросах регулирования рынка древесины. Их следует искать в лесном законодательстве страны. Конституционно признав лес народным достоянием, законодатели могли выбрать одну из двух моделей ведения хозяйства в государственных лесах:

• публично –правовую – государственные предприятия работают по специальным правилам, учитывающим общенародную значимость выполняемой ими миссии и являются менеджерами государственных лесов;
• частно-правовую – государственные лесные предприятия получают леса во владение (постоянное пользование) и действуют самостоятельно по общим для всех правилам хозяйственной и экономической деятельности.

Де-юре в Украине действует частно-правовая модель, о чем свидетельствует факт передачи государственным лесным предприятиям права собственности на заготовленную древесину и доходы от её реализации. Де факто, последние десять лет предприятия не самостоятельны: их хозяйственная и торговая деятельность негласно регулируется руководством Гослесагентства. Де-юре, государственные служащие, к которым относятся все руководители и чиновники Гослесагентства, не имеют права вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий, однако фактически она регулируется ими через посредников, не имеющих статуса госслужащих.

Многие проблемы можно было бы легко решить, если по примеру Польши, Литвы, Эстонии, Германии и многих других стран Европы перейти к публично-правовой модели управления государственными лесами, которая оставляет за государством право, как на растущий лес, так и на заготовленную древесину. Подобный вариант позволяет совместить в деятельности структур, ведущих лесное хозяйства в государственных лесах, элементы государственного управления и ведения лесного бизнеса в интересах государства, а также разработать особые правила экономической деятельности, учитывающие специфику ведения лесного хозяйства:

• зависимость экономических показателей работы от почвенно-климатических условий и правовых ограничений на лесопользование;
• большую долю затратной, не рентабельной, но социально значимой деятельности в структуре работ лесных предприятий;
• необходимость учета стратегических целей государств при организации торговли древесиной.

Попытки изменить ситуации на основе существующей правовой базы наталкиваются на противодействие:

• чиновники Гослесагентства публично утверждают, что не имеют право вмешиваться в торговлю предприятий, но негласно лоббируют экспортные поставки;
• директора вынуждены выполнять устные распоряжения, передаваемые от имени руководства, даже вопреки экономическим интересам предприятий;
• в наведении порядка в торговле древесиной на внутреннем рынке никто не заинтересован, так как сложившаяся ситуация устраивает как продавцов, имеющих возможность помимо аукционов экспортировать значительные объемы древесины, так и покупателей, среди которых абсолютный численный перевес имеют мелкие предприятия и предприниматели, которые не в состоянии приобрести древесину в условиях честной конкуренции и пользуются иными методами

Именно поэтому, на протяжении более, чем двух лет, прошедших после событий февраля 2014 года, в торговле древесиной не произошло никаких изменений: продолжается закрытое ручное управление экспортом; на внутренних аукционах ситуация становится всё более непредсказуемой, новые Правила торговли не разработаны.

В сложившихся условиях совершенно понятной и логичной является позиция деревообработчиков, протестующих против отмены моратория на экспорт. Однако, на самом деле им нужен не мораторий, а гарантии получения сырья необходимого объема и качества. Базируясь на многолетнем общении с чиновниками Гослесагентства, они не верят в то, что последние в состоянии разработать адекватные правила торговли и реализовать их.

Украина не первая стран, столкнувшаяся с дефицитом древесины и в целях регулирования торговли древесиной может и должна использовать международный опыт. Анализ организации торговли государственными лесными структурами европейских стран позволяет сделать ряд важных для Украины выводов:

1. Ни в одной стране государственный лес не продается на биржевых фьючерсных, голосовых аукционах.

2. Используется несколько основных типа продаж:

a. долгосрочные прямые договора, заключаемые с деревообработчиками и инвесторами, имеющими 1-3 летнюю историю торговых отношений с государственными лесными структурами, либо подтверждение новых инвестиций в деревообрабатывающие мощности;
b. периодические электронные торги, с подачей предложений в закрытых конвертах, для всех желающих приобрести древесину;
c. розничная торговля заготовленной древесиной;
d. аукционы по продаже крупномерных сортиментов ценных пород.

3. Разработан большой набор разнообразных методов, направленных на:

a. обеспечение преференций предприятиям с глубокой переработкой древесины;
b. обеспечение банковский гарантий заключенных сделок;
c. защиту покупателей и продавцов от недобросовестного поведения партнеров.

Используя европейский опыт, теоретически можно обеспечить справедливые правила торговли и первоочередное обеспечение древесиной деревообрабатывающих предприятий, обеспечивающих глубокую переработку древесины, создание рабочих мест, поступление налоговых платежей. Однако, выполнение этой задачи силами нынешнего Гослесагентсва представляется сомнительным. Развитие ситуации во многом оно будет зависеть от грядущих кадровых назначений.

Для улучшения условий для развития деревообрабатывающего сегмента лесного сектора с целью увеличения доли глубокой переработки древесины, без отрицательного воздействия на лес и лесное хозяйства необходимо принять комплекс согласованных мер, возможный набор которых приведен ниже.

Первоочередные (в течении 2016 год) меры по упорядочению торговли древесиной, заготавливаемой государственными лесными предприятиями:

1. Приказом Минагрополитики запретить директорам государственных предприятий заключать договора поставки древесины на внутреннем и внешнем рынках с фирмам-посредникам.
2. Ввести лицензирование экспортеров (регистрацию в торговой палате с подтверждением наличия мощностей по переработке, рабочих мест и уплаты налогов).
3. Принять новые правила торговли, предусматривающие возможность использования разных методов торговли, обеспечивающих первоочередное приобретение сырья предприятиями, имеющими историю торговых отношений с лесхозами, обеспечивающими создание рабочих мест и уплату налогов.
4. Внести поправки в Налоговый Кодекс, обеспечивающие конкурентное равенство покупателей украинской древесины резидентов и не резидентов Украины. Как вариант, заменить НДС при торговле древесиной, налогом с получаемого дохода (7-14%), направляемым в фонд финансирования лесного хозяйства.
5. Создать межведомственную комиссию с целью изучения ситуации на рынке древесины и разработке системы мер по её мониторингу и регулированию.
6. Обязать Гослесагентство публиковать в открытом доступе информацию о доступных ресурсах древесины и их использовании, динамике цен, недобросовестных торговых партнерах, руководствуясь практикой государственных лесных компаний европейских стран. Поручить Лесному информационно-аналитическому центру ежеквартальную подготовку сводной информации о торговле древесиной, для использования в работе государственных органов управления и предприятий.
7. Определить стратегию развития деревообрабатывающих мощностей в составе государственных лесных предприятий
8. Отменить мораторий на экспорт древесины.

Следует подчеркнуть, что отмена моратория должна являться следствием выполнения комплекса мер, а не самоцелью, ради достижения которой можно обрамлять это решение пустыми обещаниями

К числу долгосрочных мер (2016-2020), направленных на обеспечение поступательного развития лесного сектора логично отнести:

1. Разработку и ввод в действия лесоторгового портала, для обеспечения проведения электронных торгов древесиной, заготавливаемой государственными лесными предприятиями.
2. Развитие маркетинговой службы и системы товарных складов, с целью оптимизации торговлей древесиной, заготавливаемой в государственных лесах.
3. Подготовку комплексных изменений в законодательно-нормативную базу регулирующую лесопользование, направленных на интенсификацию выращивания древесины в Украине.
4. Разработку и принятие стратегии развитии деревообрабатывающего сегмента лесного сектора, с целью максимизации его вклада в ВВП страны и обеспечение занятости населения.
5. Разработку лесной политики и стратегии, комплексный пересмотр лесного и смежного законодательства, проведение институциональной реформы лесоуправления и ведения лесного хозяйства.

Оригинал: Український лісовод

Залишилися питання? Дзвоніть нам за телефоном (096) 525-57-21 або відправте своє повідомлення по електронній пошті chernigivderevprom@gmail.com